Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

OUROBOROS

Куда несет меня неведомая сила?

СЕКСТИНА

Опять, опять звучит в душе моей унылой
Знакомый голосок, и девственная тень
Опять передо мной с неотразимой силой
Из мрака прошлого встает, как ясный день;
Но тщетно памятью ты вызван, призрак милый!
Я устарел: и жить и чувствовать — мне лень.

Давни с моей душой сроднилась эта лень,
Как ветер с осенью угрюмой и унылой,
Как взгляд влюбленного с приветным взглядом милой,
Как с бором вековым таинственная тень;
Она гнетет меня и каждый божий день
Овладевает мной все с новой, с новой силой.

Порою сердце вдруг забьется прежней силой;
Порой спадут с души могильный сон и лень;
Сквозь ночи вечныя проглянет светлый день:
Я оживу на миг и песнею унылой
Стараюсь разогнать докучливую тень,
Но краток этот миг, нечаянный и милый...

Куда ж сокрылись вы, дни молодости милой,
Когда кипела жизнь неукротимой силой,
Когда печаль и грусть скользили, словно тень,
По сердцу юному, и тягостная лень
Еще не гнездилась в душе моей унылой,
И новым красным днем сменялся красный день?

Увы!.. Пришел и он, тот незабвенный день,
День расставания с былою жизнью милой...
По морю жизни я, усталый и унылый,
Плыву... меня волна неведомою силой
Несет — Бог весть куда, а только плыть мне лень,
И все вокруг меня — густая мгла и тень.

Зачем же, разогнав привычную мне тень,
Сквозь ночи вечныя проглянул светлый день?
Зачем, когда и жить и чувствовать мне лень,
Опять передо мной явился призрак милый,
И голосок его с неотразимой силой
Опять, опять звучит в душе моей унылой?

Лев Александрович Мей
1851

ВИКИПЕДИЯ говорит, что "Сексти́на (итал. sestina, от лат. sex — «шесть») — стихотворение на две рифмы (твёрдая форма), состоящее из шести строф, каждая из которых включает по шесть стихов. Каждая новая строфа повторяет конечные слова предыдущей строфы. Секстина пишется на рифмы, употреблённые в первом шестистишии, в последующих 5-ти окончания строк повторяются в последовательности 6-1-5-2-4-3 по отношению к предыдущей строфе (из шестой строки предыдущего в первую строку последующего, из первой — во вторую и т. д.) — применяется принцип управления рифмой, называемый retrogradatio cruciata. Завершает секстину трёхстишие, в котором повторяются все её шесть ключевых слов. Секстина считается стихотворной формой поэтов-трубадуров и ведёт своё происхождение от кансоны. Считается, что секстину изобрёл Арнаут Даниэль[1]. Классическое завершение она получила в творчестве Данте и Петрарки".

Странный, щемящий стих, в котором схлестываются и математика и лирика, написан отпрыском обрусевших немцев...
Немцы... Но ведь "обрусевшие" же!
"Обрусевшие"... Слово-то какое... Многозначительное, мягкое, и, пожалуй, гостеприимное, теплое и всепрощающее.  "Обамериканившийся" или, например,  "офранцузившийся" - звучат куда холоднее и обиднее, словно "оскандалившийся"...

"По морю жизни я, усталый и унылый,
Плыву... меня волна неведомою силой
Несет — Бог весть куда,..."

Бог весть...

Вчера я ёрничал по поводу вольных и смешных вариаций на тему моей фамилии.

А сегодня, проснувшись среди ночи, вдруг вспоминаю о ней, о Фамилии. Не кратком буквосочетании.
А о Фамилии...  О Семье...

Collapse )

Эволюция

Двадцать лет назад (1990), когда я только начинал работать с Cirque du Soleil, у этой, ныне Мировой Корпорации, был лишь один спектакль (а сейчас их 17 или 18), под названием NOUVELLE EXPERIENCE. Теперь он остался только в видеозаписях. А жаль! Гениальный был спектакль. Но речь не об этом.
Тогда, в 1990 году, в Монреале, меня поразила маленькая девчушка по имени Изабель Шассе. Ей было в ту пору лет 11-12:



Но поражало меня не столько то, ЧТО на делала, сколько какая-то загадочная НЕЗДЕШНОСТЬ в ее ВЗГЛЯДЕ и в ПОВЕДЕНИИ не только в манеже, но и в жизни за кулисами шапито...

Мы не встречались с Изабель много лет. Если не ошибаюсь, последний раз мы бегло столкнулись в Студии в Монреале, в 1998 году.
А вчера я снова увидел ее.
И снова поразился.
И при том, что у меня "аллергия" на Воздушные номера с Тряпками, без которых теперь не обходится, по-моему, ни один корпоратив, я смотрю этот номер снова и снова...
И, знаете ли, ВЕРЮ!
Видимо, прав был Булгаков, говоря про "Кровь..."

Параллели и Пересечения

Возможно, то, что я выложу ниже, стоило бы отправить в какое-нибудь "сообщество по интересам" здесь, в ЖЖ, или еще где-либо. Но, увы - "не состою..."

А помимо всего прочего, я уж столько всякого "узко-профильного" порассказал всей Френд-ленте, что постом больше-постом меньше - ничего страшного не произойдет, я думаю...

Так вот:

...Когда в 1990 году я начал активно взаимодействовать с Cirque du Soleil, а в 1991-м - и вовсе перебрался в Канаду, то многие (да и я сам, в том числе!) удивлялись тому, что мне практически не потребовалось хоть сколько-то ощутимого периода времени на адаптацию.
Я моментально погрузился в работу, и в первые же дни моего пребывания в Новом Свете, начал жить абсолютно нормальной для себя жизнью "воркахолика", точно такой же жизнью, какой жил и все предыдущие годы в СССР, и какой продолжаю жить и поныне.

Мои Северо-Американские коллеги, в отличие от меня, вопросом о причинах моей быстрой адаптации долго не озадачивались: "Адаптировался - и ладно! Работает - и прекрасно!"
Я же, по дотошности природной, постарался ответить самому себе на это "почему всё получается?", и, как мне кажется, ответ-таки нашел. Конечно же, как водится, за этим ответом тут же нарисовался целый лист вопросов иного качества и уровня.
Но суть тут вот в чем:

С первых же дней знакомства с Cirque du Soleil, я понял, или даже скорее - всем нутром своим ощутил колоссальное сходство в их подходе к творческому процессу с тем, как многими годами ранее подходили к тому же процессу и мы, молодые и оголтелые артисты Театра Пантомимы Гедрюса Мацкявичюса. Порой, мне становилось даже "страшно" от того, что очень многое из создаваемого в те годы в CIrque du Soleil, я, словно бы, "знал наперед", или попросту - предвкушал, хорошо понимая исходные моменты мотиваций, которые УЖЕ пережил несколькими годами ранее. Но от этого становилось не менее, а как раз-таки - БОЛЕЕ интересно.

"Мы, образца середины 70-х" и молодые квебекуа конца 80-х говорили, в общем-то, "на одном языке", низвергали одних и тех же идолов, и благополучно воздвигали на месте поверженных - новых, казавшихся вечными и непоколебимыми.

Мы в СССР 70-х "воевали" против "традиционной пантомимы", искусством которой, строго-то говоря, толком владели буквально единицы из нашего числа.

Молодой квебекский цирк конца 80-х рвал на части все возможные и невозможные клише и установления традиционного цирка, точно так же, как и мы - практически его не зная, и никак не печалясь о своем незнании канона.

Гедрюс Мацкявичюс с его творческими принципами - Порождение Прибалтийской культуры, а именно - Каунасского Театра Пантомимы, созданного пусть не литовцем, а латышом, но ПРИБАЛТОМ, Модрисом Тенисоном, ориентированным на практически запрещенную в СССР Западно-Европейскую культурную и духовную традиции.

Ги Лалиберте и семеро его единомышленников-основателей Cirque du Soleil - Квебекуа-Франкофоны, потомки Гугенотов, живущие скорее вопреки, чем благодаря ярко-выраженной Северо-Американской доминанте "Made in USA", и ориентированные на ту же, Западно-Европейскую систему ценностей...

ПАРАЛЛЕЛЬ в "Мышлении Вопреки" и тут же - ПЕРЕСЕЧЕНИЕ в стремлении к Западно-Европейскому Корню...

Но то - лишь "театр пантомимы" и "небольшой и никому не известный" провинциальный цирк.

Евразия - СССР - Европейская территория - Прибалтийские республики (Латвия, Литва, Эстония).
Прибалтийский Театр (Някрошюс, Тенисон, Падегимас, и даже Виктюк, многие годы проработавший в Вильнюсе...), Феномен Вильнюсского Джаза: Трио Ганелина (иудей Ганелин, помор Тарасов, уральский рабочий Чекасин)... Смешение культур, религий, языков, постоянно разогреваемое внутренним конфликтом и протестом.

Северная Америка - США - Канада - Провинция Квебек (Quebec).
Cirque du Soleil ("вавилон" современного цирка и спорта), Les Grand Ballets Canadiens (Русская Людмила Ширяева, "приютившая" и Нуреева, и Марго Фонтейн), La-La-La-Human Steps (Немец Эдвард Локк), Robert Lepage...

Два громадных континента, с возникшими на них махонькими этно-гео-культурными образованиями, не вписывающимися в общую континентальную картину, и правдами-неправдами, обоснованно или нет - стремящимися к отделению от пусть кормящего, но, в то же время - и всепоглощающего "монстра-большого брата"...

Не параллель ли?

Другое дело, что "большой брат" - хитер и коварен:

Прибалтийские республики бывшего СССР за что боролись - на то и...  обрели независимость, и протестовать стало, в общем-то, нечему.

А свободолюбивый квебекский Cirque du Soleil прекраснейшим образом превратился в монополиста, облачась в "кожаные ризы" корпоративного монстра, который как раз-таки и есть - "Made in USA" 

Параллели это?

Или - Пересечения?...








О наследственности (во всем ее многообразии)

...В 1938 году они были молоды, красивы, и, наверное, очень счастливы - мой дед Анатолий Павлович Куцевол и Мика, моя бабушка



Казачья кровь - смесь непростая. Дед был серьезным человеком. Но - не всегда...







...Впрочем - как и его закадычные друзья



Пикники-мальчишники случались регулярно, и до, и после Войны.
И проводились... с глубоким пониманием вопроса







Инженерам-энергетикам, только что вернувшимся с фронта, свойственна была изобретательность и творческий подход ко многому...



...Деда не стало в 1959 году, вскоре после того, как его отослали на какой-то секретный объект в Челябинской области, где случилось что-то невероятное, о чем мы узнали, и то - полуправду, только лет через тридцать.
Он спустился в какую-то загадочную штольню, чтобы ликвидировать последствия чего-то такого, о чем дома говорилось только шепотом...

Он облучился и стал первым умершим человеком, которого я увидел в своей жизни.

Пикники закончились.
Или - продолжились, но уже без него...

Сегодня, 1 мая 2010 года, ему исполнилось бы 107 лет.

С Днем Рождения, Дед...

Типа СМС


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Посмотреть на Яндекс.Фотках


Октябрь 1941 года. Астрахань.
Капитан Дальнего плавания, Павел Денисович Куцевол, пишет письмо своей внучке Марианне.
Как представить себе во всей полноте тот кошмар первых военных месяцев, когда этот огромный, сильный человек, пишет письмо маленькой девочке, которую он, возможно, более и не увидит?
Фотография Капитана Российского флота, Павла Куцевола, на которой написано письмо, сделана в Архангельске, в 1916 году, откуда он, со товарищи, не единожды ходил по Северному Морскому пути на едва ли не первом Русском ледоколе "Ермак" аж до Берингова пролива...
Он хочет, чтобы внучка запомнила его таким.
Твердая рука.
Светлые чувства.
Ясные мысли.
Простые слова. ...

Мой прадед, Павел Куцевол, пишет письмо моей матери, Марианне...

YESTERDAY



...Привет из 1959 года,  оцифрованный и заботливо сохраненный той самой, маленькой девочкой, за которой гоняется мальчишка в голубом (да-да! именно в голубом!) берете.
Я точно помню, что он голубой потому, что мальчонка-то - и есть я сам.

Папа-стиляга, в коротком пиджаке-"гречневой каше". Да какой "пиджак"! Это ж "лепень"!
Мама, легкая и летящая, как Одри Хэпберн.

Снова и снова я смотрю этот, чудом сохранившийся, ролик.
И Время в паре с Памятью начинают играть со мной в какую-то странную игру - нечто среднее, между Паззлом, Тетрисом и Индейской Веревочкой.
 
Папе - 28. Маме - 26. Оба пережили войну. Мама - в эвакуации. Папа - в кромешном аду, о котором и говорить страшно.
А девочке Майе и мне - нету еще и двух. Я - на пару месяцев постарше, чем она. Разница в возрасте - весьма существенная!

1959 год...
Гагарину ждать и тренироваться целых два года до того памятного дня, случившегося 49 лет назад.
Где-то в Ливерпуле познакомились и уже что-то играют Джон Леннон и Пол Маккартни.
Майлз Дэвис только что записал "Kind of Blue".
Мы с девочкой Майей бегаем где-то в районе Разгуляй, в Москве...

Вскоре мы узнаем о том, что будем жить при коммунизме и полетим на луну.
Через десять немыслимо долгих лет нам скажут, что в каком-то невероятно далеком, 1980 году в Москве пройдут Олимпийские игры.
С первым как-то не случилось...  
Но ведь второе-то - произошло словно бы вчера!
Двенадцатилетними мальчишками мы будем фантазировать о том, какими мы станем к Олимпиаде.
А там - и до 2000 года недалеко. Это ж XXI век! И нам будет по 43 года!!!

43... 
Я точно помню, как десятилетним мальчишкой, я представлял себе самого же себя на рубеже тысячелетий:  сорокатрехлетний старик в темно-синем плаще-реглане,  в драповой кепке, в очках и с палкой, на которую опираюсь костлявой рукой.
Угадал только с очками. И то - ошибся лет на пять...

Папы не стало, когда ему было 43, а мне - 17, но я уже жил той жизнью, которой живу сейчас, и делал то дело, которым занят по сей день.
Папе было 43.  Но он был так молод! Ни синего плаща-реглана, ни очков, ни палки...

...Мама прошла по коридору в кухню. 
Маленькая, старенькая, но такая же, как тогда, в 59-м, на Разгуляе - легкая и летящая, как Одри Хэпберн...

Мама!
Живи вечно.
Пожалуйста!



Jacko, 1958-2009


Никогда не был его поклонником, хотя при этом отслеживал практически всё, что он делал. И сейчас скажу что-то, что может показаться кощунственным. Но это только на первый взгляд.

Осенью 1991 года, после довольно-таки долгого молчания,  Джексон выпустил свой двойной альбом "DANGEROUS". В это время я был в Нью Йорке, и, естественно, пошел в HMV и приобрёл ожидаемую всеми новинку...

Та осень была жуткой для Американского, да и для мирового шоу-бизнеса. Судите сами:между сентябрём и ноябрём 1991 г. ушли из жизни Майлз Девис, Фредди Меркьюри, Сэмми Девис Джуниор. Плюс - Мэджик Джонсон был ВИЧ-инфецирован (не могу не приплюсовать звезду НБА к этому списку. Баскетбол - тоже шоу).
Настроение в связи с этими потерями было соответствующим. И вот - "DANGEROUS" by Michael Jackson.
Очень хорошо помню солнечный осенний день. У меня - выходной, и я, предварительно прогулявшись по Центральному парку и затарившись китайской едой (грешен: люблю), да, скажем так - "не кефиром", сижу в моём апартаменте, практически - в Гарлеме, прямо напртив театра АПОЛЛО (тогда - закрытом на неопределённое время), и слушаю Майкла Джексона.
Слушаю, и понимаю: Джексон закончился. И причин тому - масса. Но главная в том, что в предыдущие годы, начиная с Jackson 5, заканчивая ТРИЛЛЕРОМ, этот безусловно выдающийся человек просто выработал свой ресурс. А если быть более точным - Майкла Джексона выжали, как лимон. Во всех отношениях.
И цепь немотивированных, странных поступков и громких скандалов последовавших сразу после выпуска этого злосчастного альбома - тому серьёзное доказательство.
Ощущение такое, что с той осени он вольно или невольно гнался за тем, что произошло вчера, в медицинском центре UCLA.

...Я столкнулся с ним в 1995 году, в Лас Вегасе, когда Джексон приехал посмотреть наше первое большое шоу, MYSTERE. Спектакль ему явно понравился, и он пришел за кулисы, поблагодарить артистов, и посмотреть на нашу закулисную "кухню". Он вёл себя, как подросток: трогал всё, что было можно и нельзя, поиграл на наших барабанах-тайко, повисел на трапеции, и попросил разрешения попрыгать на фаст-траке (прыжковой дорожке). Я отрядил ему пассировщика, канадского акробата по имени Джастин Осборн. Надо отдать должное Майклу: с координацией движения у него было всё в полном порядке. И с Джастином он взаимодействовал просто прекрасно.
А дальше было вот что: Jacko обратился ко мне с просьбой. Он решил ангажировать Джастина Осборна на какое-то время, как персонального тренера по акробатике, для чего он был готов вывозить его к себе тогда ещё в Neverland Ranch (Santa Barbara, CA)  каждую неделю, когда наше шоу закрывалось на выходные дни.
Вопреки контрактным установлениям, жестко регламентировавшим работу артистов "на стороне", мы решили согласиться. И несколько месяцев подряд, по понедельникам и вторникам Джастин летал из Невады в Калифорнию, тренировать Короля Поп-музыки.

А когда Майкл Джексон в силу занятости чем-то ещё, решил остановить тренировки с Джастином, я по почте получил конверт из Neverland'a, В конверте была большая цветная фотография - портрет Майкла Джексона, как раз в том облике, который я запомнил по неудачному альбому "DANGEROUS".
В нижнем правом углу - размашистая надпись чёрным фломастером: "To Pavil from Michael Jackson" (именно в таком правописании).

Горько, когда уходят молодые. Но сегодня, думая о Майкле Джексоне, и о том, что происходило в последние 17-18 лет, волей-неволей вспоминаю слова Мартина-Лютера Кинга: "Свободен. Наконец свободен!"