Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Ни с того, ни с сего...

Полчаса назад я вдруг, "ни с того, ни с сего" проснулся. Повертевшись с боку на бок минуту-другую, я понял, что вернуться в объятия Морфея не получится. Пришлось уйти на кухню, и кинуться в объятья FaceBook'а.
И вот тут-то я в очередной раз понял, что ничего не случается "ни с того, ни с сего".
На страничке "Маленьких Творческих Мастерских" я вдруг увидел фильм, снятый более 35 лет тому назад, студентом операторского факультета ВГИКа, Любомиром Моравцом...
Посмотрел его, и, пожалуй, еще не совсем веря своим глазам (а вдруг - мне это снится?), выкладываю его здесь.
Думаю, что некоторые, немногие из Вас, вспомнят "дела давно минувших дней", а те, кто тогда еще не родился - узнают, по крайней мере, пару-тройку знакомых лиц..
Как бы то ни было, этот фильм - трибьют моему (и не только!) Учителю. Оттуда все и началось...

В прямом эфире

По ссылке ниже - "Программа П" сегодня на "Маяке"

http://www.moskva.fm/stations/FM_103.4

Интервью с двумя молодыми актерам - Колей Ефремовым и Сережей Брюном- начинается примерно с часовой отметки "10:10"
Разговор о фильме "Белая Гвардия". И не только...

ПИНА... В 3D?

Ждал. Посмотрел.
Понял, что люблю Пину Бауш ни чуть не менее крепко, чем тогда, в 198...-каком-то году, когда впервые увидел ее театр в Москве, в самый первый его приезд .
И трейлер, приведенный ниже, подогревал мое ожидание уже не один месяц...
Все, что показано в нем - суть ПРАВДА Пины Бауш и ее хореографии....
И, казалось бы - все должно было случиться и сегодня, когда я пришел в кинотеатр...





Но - не тут-то было!

Collapse )



 

Начнем, благословясь?...

Всё начиналось примерно так:



Вот наша скромная афиша, та, что висит в правом верхнем углу, рядом с Мессой Си Минор (как-будто есть еще какая-то!) Баха, и даже поверх самого Зенита (!) с Днепром.
Да какая там - "скромная"?! Тогда, 34 года назад, нам казалось, что ЭТО-ТО и есть ТА САМАЯ АФИША, самая главная в городе, сама главная в Мире...
И ведь так оно и было! Для нас.
Для НАС...
А кто такие - МЫ?
Да, собственно, там, в афише-то написано, КАК МЫ НАЗЫВАЛИСЬ
Но те самые МЫ, которые живут за недорогой бумагой и двухцветной печатью промокшей под осенним питерским дождем афишки- это вот кто:



Как минимум трое (а то и поболее!) ЖЖ-стов узнают на этой фотографии себя, молодых и серьёзных.
Так ведь, Вита?! ;-)
Так ведь, Настя?! ;-)...
Знаю, знаю, что читаете!
Да ладно, расслабьтесь!

Ну, вот как-то так, хотя бы:



...Со страхом и трепетом я раскапываю старые ящики, папки, конверты, коробки с 8 и 35мм пленкой...
А мой умный и послушный сканнер шепчет: "Хххорошшшооо" - и ловит тот момент, после которого уже не будут оббиваться углы и трескаться бесценный глянец старой светописи.



Странная, нарочито-дурашливая симметрия этой фотографии...
И, словно контрапункт, призванный расшатать ее - сам фотограф, едва успевший отойти от штатива с камерой, дабы присоединиться к нам. Он словно стесняется...
Это Валя Серов, Фотограф-Летописец АНДЕРГРАУНДА 70-х...

Я помню, и я хочу рассказать...

Начну, пожалуй?

Или, скорее - продолжу...

Чуда не произошло

Говоря о новом фильме Гарика Сукачева "Дом Солнца", можно, конечно, вдариться в рассуждения о феномене хиппи в СССР на рубеже 60-70-х гг, о таких персонажах, как Красноштанник, Скорпион, Иннерция, Пушкин, Ол... и еще о многих и о многом... А в том числе и о том, что имя "Солнце" использовано в названии фильма, по крайней мере - неосторожно.
Да заодно и вспомнить, что на самом деле Солнце - был тривиальным, мрачным, малообразованным алкашом по имени Юра Бураков, и что романтизировать сей персонаж в глазах современной молоди - к сожалению, безадресно, а в глазах свидетелей эпохи начала 70-х - как минимум, безнадежно...

Ясное дело, что фильм - не документальный. Но, все же, даром чтоли говорят, что "Бог - в деталях"? И раз важны дотошно сплетенные "фенечки", то важно и каждое слово, поскольку и оно - "фенечка" не менее важная.
И когда человек начала 70-х, да еще и продвинутый хиппи, перебирая в руках пачку пластинок говорит: "Клевые ВИНИЛЫ", а его собеседники пересыпают свою речь многочисленными "типа...", появившимися в российском "арго" лет через двадцать после ухода "последних хиппи" на пенсию, в мир иной, или в большой бизнес - я, как Станиславский, восклицаю  - сами знаете, что -  "НЕ ВЕРЮ!"...

Для меня такие киксы звучат примерно так же, как, если бы в каком-нибудь кино о войне, воин-победитель соскочил с поезда на Белорусском вокзале, и, увидев встречающего его, подросшего сынка, закатил глаза от восторга, и сказал бы: "Уау!"

...А жаль, вообще-то.
Очень хотелось, чтобы фильм получился.

Новый жанр

Бесцельно прыгая по каналам телевидения, нарвался на "Своего среди чужих, чужого среди своих".
Засмотрелся.
И вдруг понял, что этот, тысячу раз уже виденный фильм снят в "презанятнейшем" жанре, который я бы охарактеризовал, как "Коммунистический Гомо-Вестерн".

Потребительское


Вчера, позавчера, и двумя днями ранее я садился за компьютер и добросовестно начинал новый пост. Примерно тем же я занят и сейчас. Только вот мотивация сегодня несколько иная, чем вчера, позавчера, и двумя днями ранее.
Так уж получалось в эти дни, что продравшись через первые несколько выжатых на бумагу абзацев, я перечитывал написанное и понимал: "Если я этого не допишу, то ничего старшного не случится". Иными словами, я вновь и вновь приходил к уже набившему оскомину выводу: "Можешь не писать - не пиши." О чём же я смог не писать?

-О фильме И.Бергмана "Седьмая Печать".
-О Кустурице и его дружбе с Диего Марадоной (под впечатлением от не единожды уже просмотренного фильма).
-О том, что я думаю и чувствую читая френд-ленту и блоги интересных и дорогих, порой - вовсе не знакомых мне людей.
-О Вечном Стиляге Алексее Козлове.
-О том, куда несло и несёт меня, после того, как 29 лет назад я вышел из поезда "Красная Стрела" с непреодолимым желанием обрубить тяготившие меня путы лжи и полуправды.
-О загадочной истории с книгой Яна Потоцкого "Рукопись, найденная в Сарагосе", непонятным образом многократно оказывавшейся в моих руках, и столь же непонятным образом из них исчезавшей...
-И ещё обо многом...

Но - СТОП! Я перечитываю составляемый список, и думаю: а не ленюсь ли я попросту? Да нет. Не ленюсь.
Просто видимое обилие тем поместило меня в издавна нелюбимое мной состояние равновесия, и я не могу почувствовать внутреннего толчка, способного вышибить меня из этого баланса...

Так вот, про сегодняшнюю мотивацию: может быть, мой Невидимый Читатель подтолкнёт меня из вне в сторону одного или нескольких из приведённых сюжетов.  Или - ещё куда-нибудь, подалее... А?
 

 

  • Current Mood
    Неопределённое какое-то

ALEGRIA. Work in Progress

Когда-то, давным давно, не помню, в какой публикации, я читал интервью с одним из самых моих любимых актеров, Энтони Куинном (Anthony Quinn).  И в этом интервью, Энтони Куинн рассказывал о том, как он читает сценарии предлагаемых ему фильмов. А делал он это - вот как: прочитав первые две-три страницы - он совершал прыжок в середину сценария, и вылавливал из увиденного там - тот персонаж, сыграть который ему предлагалось. После этого, отложив сценарий в сторону, он мысленно анализировал эту "амплитуду", и пытался найти на её траектории то, что он называл "БОЛЕВОЙ ТОЧКОЙ РОЛИ" (цитата!). Ежели таковая не находилась - то Куинн отказывался от работы над предлагаемым фильмом, независимо ни от чего.

Я - не Энтони Куинн (это для тех, кто пока еще сомневался! :-)). Тем не менее, в том как я работаю со спектаклями после премьеры и тем, как Энтони Куинн работал над своими ролями - возможно, есть некоторое сходство.

Я смотрю на людей, в спектакле этом занятых, и  - не только на актёров! Наблюдая за каждым из них, работая с труппой день за днём, я всегда ищу тех, кого называю "энергоносителями" данного спектакля. И, что как мне кажется, интересно - так это тот факт, что очень часто такими "энергоносителями" для меня оказываются вовсе не исполнители "главных ролей" или "principal characters",  а, казалось бы - самые "заурядные", рядовые артисты. И именно эти "столпы", на которых держится новый спектакль и становятся объектом моего внимания по мере того, как все мы движемся вперед и вверх, от Премьеры - к тому Спектаклю, в который верится, и о котором мечтается... К ЛУЧШЕМУ Спектаклю, который - всегда впереди.

Вышесказанное вовсе не означает, что я репетирую с этими "энергоносителями" - более, чем с остальными артистами. Вовсе нет! Подобно лакмусовым бумажкам, эти артисты, о которых я пишу - говорят мне о тех внутренних процессах, происходящих внутри Спектакля, не считаться с  которыми - просто нельзя, и обострённое внимание к которым - ничуть не менее важно, чем каждодневные репетиции.

Оставшись один на один с АЛЕГРИЕЙ, я уже приблизительно знал, кто они - эти "энергоносители-индикаторы". И, тем не менее, не обошлось здесь и без откровений.

В АЛЕГРИИ, как и во всех предыдущих спектаклях Cirque du Soleil,  с которыми я работал, всегда была приглашенная группа Китайских артистов. Согласно контракту, и по тогдашним Китайским законам, условия в которых жили и работали эти артисты были несколько иными, чем те же условия для остальной труппы. С двумя китайскими девочками, которые работали в АЛЕГРИИ изначально (насколько я понимаю, этого номера в программе более не существует) постоянно и повсеместно присутствовали "тренер" и "переводчик", два дядьки, следившие за каждым шагом своих подопечных, как за кулисами, так и на сцене, не говоря уж о жизни ЗА пределами нашего Шапито. Тренер - тренировал. А переводчик - "переводил". Вот только переводов его с китайского на английский - не понимал никто, а впрочем, я думаю, что и обратный перевод всего того, с чем мы обращались к маленьким артисткам - был тоже... достаточно ВОЛЬНЫМ. А потому - все мои коллеги предпочитали попросту смотреть на то, что происходит с китайскими девочками, и помогать им, сообразно с их нуждами и зачастую молчаливыми запросами.
Жизнь циркового ребенка - непроста. Детство присутствует в этой сложной жизни - в очень маленьких, и порой - мало, кому видимых дозах. Ребёнок в цирке - это тот же РАБОТНИК, и требования к нему - ничуть не ниже, чем ко взрослым. Ранние часы для репетиций, школа, спектакль... И на следующий день - то же самое. И всё это - в окружении взрослых людей. И вовсе не обязательно, что Мама или Папа - всегда рядом. Это - привилегия детей из цирковых семей и династий. Назвать такую жизнь ДЕТСТВОМ - довольно сложно... Но, тем не менее, Дети - остаются Детьми, и зачастую, если не всегда,  именно их устами глаголет Истина, и через глаза ребёнка мы видим то, чего по-иному увидеть и невозможно...

Работая с АЛЕГРИЕЙ, я не только сидел в зрительном зале с диктофоном и блокнотом, но старался быть везде, в каждой точке, откуда я смогу увидеть болезненно-рождающийся спектакль с самых разных углов зрения, только благодаря которым я смогу приобрести наиболее полное понимание и наиболее глубокое ощущение тех процессов, которые существуют в каждой группе людей, работающих вместе.
Так, спектакль за спектаклем, странствуя по закулисному пространству, я замечаю то, чего из зрительного зала не увидишь, но то, что говорит о Спектакле - вовсе не меньше, а может быть - и куда больше, чем то, что происходит на Сцене. Как можно удивляться низкому, посредственному качеству работы "Артиста N",  если он, к примеру, бежит на сцену, неохотно оторвавшись от недоигранной партии в нарды с "Артистом М"? То, что творится за кулисами - всегда, и исключений этому я не встречал, всегда перекочёвывает на Сцену. И плохое, и хорошее. Плохое, к сожалению - чаще. И одёрнуть артиста, "запретив" нарды за кулисами - не будет решением вопроса, а скорее всего - приведёт к противоположному результату. Запретный плод - сладок. И я видел мою работу не в том, чтобы "тащить и не пущать", а скорее в том, чтобы дать понять "заядлым нардистам", что те самые, особые два с половиной часа спектакля - суть лучшие два с половиной часа, которые им привелось прожить в этот день. А для нардов - есть остальное время, остальные часы, в которых не присутствуют две с половиной тысячи зрителей, пришедших в шапито за сокровенным и невиданным...

День за днём, вечер за вечером, я видел и "лицо" и "изнанку" АЛЕГРИИ, и вот, как-то раз я заметил, что одна из наших малолетних китайских акробаток - тоже смотрит Спектакль из-за кулис. И смотрит она - вовсе не те номера и сцены, которые так или иначе могли отразиться на том,  чем занималась она со своей патнёршей, а то, что ей ИНТЕРЕСНО, а точнее - не интересно даже, а то, что её, в силу каких-то загадочных, но абсолютно неоспоримых причин, ТРОГАЕТ изо дня в день, из вечера в вечер.
А чаще всего смотрела эта девочка на номер, под названием "STRONG MAN", исполнял который - человек совершенно особенный, о котором я не могу не рассказать.
Звали его - Рик Зумволт (Rick Zum Walt). Те из моих читателей, которым привелось посмотреть довольно-таки известный фильм с Сильвестром Сталлоне "Изо Всех Сил" ("Over The Top"), про арм-рестлинг, наверняка помнят огромного, лысого и усатого "злодея", соперника Сталлоне... Или - того же лысого и усатого злодея-гиганта, который по неосторожности привязался в баре к герою Шона Коннери в фильме "Presidio",  и за что Шон Конери - отметелил его нещадно. Это - Рик Зумволт.

Двести килограммов обаяния, шарма и доброты...
Непростая, так безвременно оборвавшаяся несколько лет назад жизнь Рика мотала его в самых немыслимых направлениях, от рестлинга и бади-билдинга - до Голливуда и Cirque du Soleil, от жесточайшего алкоголизма и наркомании - к десяти годам полной трезвости и здорового образа жизни... И всё это, и многое другое, о чем стоит написать отдельную книгу, не убило в этом Человеке - Душу Ребёнка.
То, как Рик оказался в нашей компании, да и сама идея создания номера "STRONG MAN" (жанр, давно и незаслуженно забытый в цирке) - было загадкой. Рик появился в Монреале как бы из "ниоткуда". Какой-то агент - предложил его кандидатуру нашему Casting Department'у... Потом - кто-то, кажется - Жиль Сен-Круа подумал о том, что в номер СИЛАЧА будет к месту в АЛЕГРИИ... И вот так, с сумкой через плечо, в спортивных штанах, и с пустыми карманами, в холодный Монреаль из Хесперии (Калифорния), прилетел тот, кого мы до этого видели только в кино. Карманы этого Gentle Giant'a были пусты потому, что уезжая из Калифорнии в Монреаль, он оставил буквально всё, что имел - своей дочери, которую любил беззаветно...

Цирк  - неохотно принимает чужих, не "опилочных", не "цирковых"... Так было и с Риком, который к моменту нашей с ним встречи - ничего не знал про цирк вообще, равно, как и про то, что ему предстояло делать в нашем спектакле - в частности. И, тем не менее, каждодневно закрывая глаза на всё то, что он знал и умел, Рик послушно, как Ребёнок двигался за нами, ведшими его к тому, о чем и сами-то мы - имели тогда представление довольно-таки... туманное. Не будучи цирковым артистом, Рик был тем самым актёром, о котором многие режиссёры могут только мечтать, а именно - верящим и отдающимся тем обстоятельствам, в которые мы, создатели спектакля ставили его изо дня в день, из репетиции в репетицию, а позднее - из спектакля в спектакль.
Но не страдать из-за своих каждодневных сложностей - Рик не мог, равно как не мог он выплескивать своего страдания на тех, кто его окружал, и с кем он работал. Я часто видел его, тихо бредущим после репетиции по набережной реки Сент-Лоренс, разговаривающим с самим собой... Иногда, когда он замечал меня, мы продолжали говорить вместе, и говорили - о чем угодно, только - не о репетициях, и не о спектакле, как таковом. Тем не менее, после каждого нашего разговора, я видел драгоценные изменения в том, что делал Рик. Я понимал, что общаясь с ним - я как бы приглашаю его в тот Мир, которого он пока не знал, и приглашаю я его - не как "властелин" этого Мира, а как ПРОВОДНИК, идущий чуть-чуть впереди, но - в той же самой темноте, в поисках Света...

Однажды, после очень поздней репетиции, я был поражен тем, что увидел за кулисами нашего Шапито:
Рик Зумволт сидел на ящике из-под оборудования, а перед ним - стояла та самая, маленькая китайская девочка-акробатка... И они - РАЗГОВАРИВАЛИ друг с другом. Он - по-английски. Она - по-китайски. И переводчик был ненужен! Две одинокие, светлые души искали и находили путь друг к другу, из темноты порой недружелюбного, незнакомого еще Мира... И я увидел ту самую Искру Божью, которая сверкнула именно ТАМ и в ТОТ момент, и которую я не имел ни права, ни возможности не разжечь в Лампе Жизни, по имени АЛЕГРИЯ.
Возникла еще одна "Вольтова Дуга", энергия которой, сливаясь с множеством другого - укрепляла меня в вере: АЛЕГРИЯ - есть. И мы найдём её. Пусть  - не сразу. Но не найти её мы просто не можем...