Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Литературные памятники

"Пиво нет и неизвесно", "У кого течка и неисправности - обращаться к сантехнику"... - классика жанра,
Все это знают, и, уверен, могут накидать в комменты массу такого рода перлов, увиденных, прочитанных и запомнившихся,

Но есть и более масштабные, произведения, чем сии одностишья.
Тем не менее - запоминаются они быстро, и, похоже, навсегда.

...Мой любимый кузен, Костя, служил в армии, и, по недюжинному таланту, рукомеслости и счастливому стечению обстоятельств, снискал там должность художника в клубе,
Изготовление плакатов,  транспарантов, стенгазет, и, кончно же - дембельских альбомов - все это спасало Костю и от строевой подготовки, и от марш-бросков, и от прочих тягот армейской службы.
К художнику - отношение особое.
И доверие - тоже особое.

Так, однажды политрук части, обратился к нему со спецзаданием - изготовить чеканное панно с революционной тематикой, которое должно было украсить Красный уголок,
Дело нешуточное. И политрук решил конкретно, ясно, и по-армейски четко, в письменном виде обозначить все то, что должно было изображаться на панно,

Костя бережно сохранил этот "сценарий", написанный политруком, который, как мне показалось, отразил саму суть всей службы в армии куда более емко, чем любой дембельский альбом.
Он часто показывал и мне, и многим друзьям, слегка помятый тетрадный листок, на котором твердой рукой политрука было написано следующее (содержание, орфография  пунктуация оригинала сохранена навечно!):

"К сейфу с двуглавым орлом цепью одетой на крест прикованный рабочий ложит на наковальню молот. Лицо суровое.
У подножия наковальни лежит искра."


Задание было, в общем и целом, понятно. Кроме одного: как можно отчеканить ту самую искру, которая лежит у подножия наковальни?
Помаявшись некоторое время, Костя, все же, не нашел решения этой проблеме, и обратился к политруку с вопросом.

"Стыдно, товарищ Юдин! - назидательно сказал политрук,
"Отчего ж? - удивился Костя.
"Стыдно не знать ленинскую "Искру"! - добил его политрук.

...Отчеканить газетный листок, лежащий у подножия наковальни, оказалось вполне себе возможно...

Смущает - и всё!

 Умер Андрей Вознесенский. Царствие ему Небесное.
И некрологи извещают всех о смерти ВЕЛИКОГО Русского поэта.

Габаритные биллборды вдоль московских улиц приглашают на концерт "Памяти ВЕЛИКОЙ певицы".
Речь - о Людмиле Зыкиной.

В отборочном туре на печально-памятных играх в Ванкувере Российская сборная по хоккею выиграла у Чехов. Было дело.
И называлось это во всеуслышание, и не единожды - ВЕЛИКОЙ победой.

А про "ВЕЛИКИЙ фильм о Великой Войне" писать тут или где-либо еще - уже просто как-то неловко... 

Душите меня критикой, обвиняйте в мизантропии и отфрендживайте - хоть до посинения!
Но вот смущает эта щедрость на раздачу бессмертия - и всё!

Что это? 

С эпитетами и синонимами в Русском языке наступил кризис?

Или - ВЕЛИКОЕ ИЗМЕЛЬЧАЛО?


PS

К высказанному здесь недоумению и раздражению добавилась вот какая мысль:

Вся эта щедрая раздача ВЕЛИЧИЯ выглядит, как довольно-таки тупой подстрочник Английского текста,

Слово "GREAT" употребимо в Английском довольно-таки широко и емко:

Pushkin is a GREAT Russian poet - Пушкин ВЕЛИКИЙ Русский поэт (АМИНЬ!)

It was a GREAT meal! - ОТЛИЧНАЯ была еда! (НО! - не ВЕЛИКАЯ же!)

I feel GREAT! - Чувствую себя ВЕЛИКОЛЕПНО! (НО! - Не ВЕЛИКИМ же!)

Нет? ;-)

Заходите...


Память - штука странная, наверное.
Во всяком случае - моя именно такова. Она не линейна. Она, скорее, событийно- и чувственно- ориентированна.
Мне 52. Но что-то, чему дОлжно произойти сегодня, может быть вполне если не продиктовано, то уж точно - крепко связано с моим воспоминанием полувековой, например, давности.
Внешне, моя память похожа на Книгу с Параллельными местами. Случается что-то Здесь и Сейчас - и тут же на полях книги памяти выскакивают ссылки на сказанное, сделанное, помянутое или описанное мной или кем-то другим прежде.

Потому и журнал мой сложно назвать "дневником".  Я пишу и о том, что прямо сейчас случается на улице, в метро, в телевизоре. И тут же перепрыгиваю на "иные берега". Хотя, кавычки я поставил зря: в моей памяти и воспоминаниях я часто перепрыгиваю на иные берега. И в другие времена. И, возможно, лишь мне кажется, что "семидесятые" - это совсем недавно. А может быть - и не только мне? А может, и давно?

Последние недели, или даже, месяцы, я всё больше и больше думаю про мой первый театр - Театр Гедрюса Мацкявичюса. Думаю, вспоминаю и переживаю его историю во всей полноте, от счастья и восторгов, до боли и разочарования.

Сегодня я вспомнил о том, как в мою жизнь пришел самый главный мой спектакль, с самой главной моей ролью, которую подарил мне мой Учитель.

Кому интересно - милости прошу !  Расскажу немного о "Преодолении".

Заходите...

Collapse )